Home » Здоровье » Исчезнувшая мать троих детей нашлась через 10 лет: курский детектив

Исчезнувшая мать троих детей нашлась через 10 лет: курский детектив

Елена Марьенкова из Золотухинского района Курской области пропала 10 лет назад, 6 июля 2007 года. 27-летняя мать троих детей возвращалась из Курска от свекрови. Села в маршрутку, чтобы потом пересесть на электричку и вернуться домой, в поселок Золотухино. Больше никто из близких ее не видел. А через 10 лет оборванная, со следами побоев, она пришла к посту ГИБДД.

Исчезнувшая мать троих детей нашлась через 10 лет: курский детектив

В начале мая под Рязанью перевернулся автобус. К посту ГИБДД вышли две изможденные женщины. Рассказали, что у автобуса лопнуло колесо и им чудом удалось скрыться от надсмотрщиков. Одной из рабынь, как сами себя назвали женщины, была Елена Марьенкова.

При каких обстоятельствах исчезла женщина и что стоит за 10 годами «рабства» — в материале спецкора «МК».

К 27 годам у Елены было уже трое детей: 7-летний Кирилл, 6-летняя Галя и 5-летняя Оля (имена изменены). Семья жила трудно. Работу в сельской местности найти было непросто.

Свекровь Елены, Валентина Петровна Марьенкова, жила в Курске, ей чудом удалось найти работу для невестки в городе. При этом приодела родственницу, купила ей спортивный розовый костюм и белые кроссовки.

— Моя двоюродная сестра Алла работала в фитнес-клубе. Она устроила Лену в прачечную. Рабочий график — с 10.00 до 22.00. Невестка работала два дня через два. На эти дни оставалась ночевать у меня, в Курске, а потом уезжала домой, в Золотухино, — рассказывает Валентина Петровна.

В июне 2007 года молодая женщина пропала. Ее ждали на работе, но на смену Елена так и не заступила. Свекровь пыталась связаться с невесткой по сотовому телефону, который подарила Елене, но та не отвечала.

Появилась женщина спустя 9 дней. Приехала с опущенной головой к свекрови в детский сад, где та работала.

— Моя начальница начала ее стыдить: «Ты где была? У тебя трое маленьких детей…» Водкой от невестки не пахло. Она девчонка простая, — рассказывает Валентина Петровна. — Наконец призналась, что была у подруги на дне рождения в Понырях. С работы ее, конечно, выгнали. Что делать? Зашли в магазин, я купила им две сумки продуктов. Подаренный телефон, раз она мне не отвечала, я у нее забрала. Потом Лена села в маршрутку, уехала на вокзал и пропала.

А вечером — звонок на телефон, на экране высветилось «Игорь». Я нажимаю кнопку, слышу мужской голос: «Лена, ты где? Я тебя жду!» Тут уж я не выдержала, говорю в ответ: «Это свекровь Лены. Сейчас запишу твой номер, отдам сыну, он тебя найдет. Как тебе не стыдно названивать, у нее же трое детей…» Он отключился.

Но Валентина Петровна умолчала, что жизнь у невестки с ее сыном Николаем была не сахар. Его судили по 119-й статье, за угрозу убийством. Давали год строгого режима. Но Елена на суде, осознав, что останется одна с тремя детьми, завыла как белуга, начала кричать, что прощает мужа, что не надо его сажать. В результате Николаю дали год условно.

А потом Лена застала мужа с любовницей… Причем с той, кого считала своей подругой.

Когда Елена пропала, первыми под подозрение попали Николай и Людмила — женщина, с которой он изменял жене.

— Николая забрали, нещадно лупили, выбивая показания. Людку, его сожительницу, которая дружила тогда и с сыном, и с невесткой, тоже забрали в милицию на трое суток, — рассказывает Валентина Петровна. — Их заставили подписать признательные показания, что это они убили Лену. Якобы они сидели, пили все вместе. Люда толкнула Лену, та ударилась об угол печки и умерла. Потом они якобы с Колей ее закопали. Ездили даже на место, где похоронили тело. Копали в трех местах… Ничего, конечно, не нашли. Меня тоже подозревали в убийстве Лены. Повели даже на проверку на детекторе лжи. Когда я стала возражать, следователь Олег Владиславович Гридунов сказал: «Вы уходите от ответственности». А у меня сердце слабое, давление скачет. Сто вопросов дали на карточках. Детектор лжи показал, что я на 99,9% говорю правду. А у меня от переживаний случился инсульт.

— Теща написала заявление о пропаже. Меня били и местные, и приехавшие курские опера. Говорили: бери убийство на себя. Выйдешь, когда тебе будет 40 лет, — рассказывает в свою очередь Николай. — Ничего против меня не нашли. Но все родственники Лены считали меня убийцей. Говорили, что я жену в колодце где-то закопал.

Когда мать и сын Марьенковы приезжали в Золотухино за документами, вслед им доносилось: «Убийцы приехали».

Год спустя, в июне 2008 года, Николай Марьенков решением Золотухинского райсуда Курской области был лишен родительских прав. Над старшим сыном опеку оформила его мать, Валентина Петровна. Две младшие девочки были переданы родственникам Елены.

— Ко мне приезжали, проверяли, как я ребенка содержу. Выплачивали опекунские — по 1400, 2000, 2700 рублей. Кирилл активно занимался спортом, я деньги снимала, когда ему нужно было ехать на соревнования по футболу в другие города, — рассказывает Валентина Петровна.

Спустя два года после исчезновения, в марте 2009 года, Елена была признана безвестно отсутствующей, пропавшей без вести. В июне 2014 года, спустя семь лет после исчезновения, суд признал Елену Вячеславовну Марьенкову умершей, родственникам было выдано свидетельство о ее смерти.

А в начале мая 2017-го к посту ГИБДД под Рязанью вышли две изможденные, бедно одетые женщины. У обеих затравленный взгляд, на руках следы побоев. Сотрудники ДПС услышали невероятную историю. Женщины рассказали, что были в рабстве, работали на кирпичном заводе. У автобуса, в котором их перевозили, лопнуло колесо, он перевернулся. В суматохе женщинам чудом удалось сбежать от надсмотрщиков.

Елену переправили в Брянск, а оттуда в Курск. 18 мая, спустя 10 лет, она появилась в селе Новоспасском Золотухинского района, где жили ее родители и сестра.

По селу поползли слухи, что все эти десять лет Елена была в рабстве. Работала на разных стройках от Татарстана до Рязани и Брянска. Узнал о появлении жены и Николай.

— Сижу дома, звонит знакомая из Золотухина, которая работает в Курске: «Ленка нашлась, сидит в золотухинской полиции». Я подумал: бредит, наверное. Тут следом еще звонок от знакомого: «Ленка воскресла», — рассказывает Николай Марьенков. — На следующий день поехали с другом в Золотухино, где живут ее мать и сестра. Только вылез из машины, вижу — Ленка. Стоит, замотанная в какой-то платок. Рядом сестра и дочки. Тут теща и тесть накинулись на меня, начали кричать, решив, что я приехал убивать их дочь.

Версию о том, что Елену Марьенкову 10 лет держали в рабстве, развеяли сотрудники уголовного розыска:

— Ничего загадочного в этой истории нет. Елена Вячеславовна застала своего супруга с любовницей. У них возник конфликт. В Курске она познакомилась с женщиной — кореянкой, которая предложила ей поехать на заработки, в частности, выращивать сельскохозяйственную продукцию. Она уехала из Курской области вместе с любимым мужчиной. Им пообещали хорошие деньги. Они работали на полях Московской области на индивидуальных предпринимателей.

В отделе МВД по Золотухинскому району тоже посмеялись над версией о рабстве:

— Елена Марьенкова здорово поколесила по стране. Перебиралась из одной области в другую. Из Белгорода уехала в Рязань. Работала у фермеров в личном подсобном хозяйстве. Если бы она была в рабстве, ее бы просто не нашли.

У свекрови Елены спустя 10 лет так и не прошла обида на сотрудников правоохранительных органов.

— Как только Ленка нашлась, я позвонила следователю Гридунову, с подачи которого я заработала инсульт, он только и нашелся, что сказать: «Я теперь такой же гражданин, как и вы. А в отделе работают молодые сотрудники».

О том, что из Николая Марьенкова десять лет назад выбивали показания, в местном отделении полиции говорят:

— Он был основным подозреваемым, отрабатывались все версии. Мог ведь убить жену и где-нибудь прикопать. То, что из него выбивали показания, — просто бред. Гражданин сильно пьющий. Сейчас изображает из себя жертву.

Детям, которых Елена Марьенкова бросила 10 лет назад, сейчас 17, 16 и 15 лет. Кирилл стал статным, очень достойным молодым человеком. Он студент одного из курских колледжей, серьезно занимается спортом.

Нашедшаяся спустя 10 лет мать попыталась связаться с парнем по телефону.

— Кирилл был на тренировке по смешанным единоборствам, — рассказывает Николай. — Тренер передал, что ему уже несколько раз звонили по сотовому телефону. Когда в очередной раз раздался звонок, Кирилл подбежал, чтобы ответить. В телефоне молчали. Сын, думая, что звонит сестра, спросил: «Галя?» Ему ответили: «Нет, это твоя мама». Он бросил: «Мне некогда, я на тренировке». Больше они не разговаривали.

— Мы с Кириллом все эти годы жили вдвоем. Думали, думали про Лену. Как сказал теперь Кирилл: «Вот и надумали на свою голову», — говорит Валентина Петровна. — Он боится, что его могут забрать к матери в Золотухино. Он туда совсем ехать не хочет. У него с детства остались негативные воспоминания о пьяных родственниках. Мне сказали, что Лена в невменяемом состоянии. Она должна пройти реабилитацию.

Местные жители отмечают, что Елена действительно плохо выглядит.

— Она 1980 года рождения, ей 37 лет, а на вид все 60. Старуха старухой. Видимо, через многое прошла, — говорит старожил села Иван.

Елену 10 лет считали умершей. Теперь ей придется в суде устанавливать личность. И заново привыкать к детям.

Светлана САМОДЕЛОВА, Юлия КЕЛЬИНА, «МК-Черноземье»

Источник

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *